| РАЗМЕР ШРИФТА: A A A | ИЗОБРАЖЕНИЯ: ВЫКЛ. ВКЛ. | ЦВЕТ САЙТА: Ш Ш Ш |

 Новости приходской жизни храма иконы Божией Матери "Отрада и Утешение"

Капитан Владислав-Станислав Иосифович Дзянковский

Капитан 3-го гренадерского Перновского полка

 Дзянковский Владислав-Станислав Иосифович

 Убит в Москве 20 сентября 1906 года

 

Тема терроризма, его духовных корней, истоков, ещё не до конца осознана людьми. В начале 20 века волна террора, который был главным инструментом революционеров, захлестнула Россию. Эта страшная идеология – сознательная пропаганда духа насилия, разрушения, духа страшной гордыни. Собственно, это служение дьяволу, сатанизм в чистом виде. Безусловно, жертвами террора становятся лучшие люди, которые сознательно служат добру, сознательно служат и Богу, и людям. В этом служении и заключается победа над терроризмом.

Никто не знает сейчас этих террористов, они погибли очень страшной смертью. Но герои, которые приняли мученическую смерть от рук злодеев, известны всей России.

Мы должны извлечь урок из событий тех лет. Когда человек забывает свою историю, он повторяет те же самые ошибки, которые были сто и двести лет назад. И для того, чтобы никогда такого больше не повторилось, мы и вспоминаем героев. Мы вспоминаем жертв террора, чтобы, знакомясь с их жизнью и подвигом, понимать, в чем сила русского народа.

Протоиерей Иоанн Кудрявцев

 

Биография

Дзянковский Владислав-Станислав Иосифович родился 25 ноября 1860 года в г. Плоцке. Ныне это город Мазовецкого воеводства в Польше (побратим подмосковных Мытищ), а тогда он был административным центром Плоцкой губернии Российской империи. Семья принадлежала к мещанскому сословию и исповедовала католичество.

 Обучался в Плоцкой гимназии. В 1885 году окончил Варшавское пехотное юнкерское училище по 2 разряду.

 

В дальнейшем его военная карьера складывалась благополучно. В 1888 году Дзянковский получает чин подпоручика, в 1892 - поручика, в 1900 – штабс-капитана, и, наконец, с 1904 года служит в звании капитана.

С 1880 по 1887 год служил в 23-м пехотном Низовском полку, с 1887 по 1904 год – в 3-м гренадерском Перновском полку.

В составе 219-го  пехотного Юхновского полка участвовал в русско-японской войне, прибыв на театр военных действий 2 сентября 1904. Участвовал в боях под Мукденом. Был контужен при обороне позиций у деревень Южная Сахепу и Безымянная. Летом 1905 года капитан Дзянковский был эвакуирован в европейскую часть России.

После русско-японской войны прикомандирован к 3-му гренадерскому Перновскому полку

16 декабря 1905 года награжден орденом Святого Станислава 3 степени с мечами и бантом. По данным из краткой записки о службе 1906 г. – орденом Святой Анны 3 степени с мечами и бантом. Был женат на уроженке г. Саратова Анне Яковлевне Лабутиной (по первому браку - Никифоровой).

Беспорядки в Бутырской тюрьме

В  1905 году, после поражения революции, многие мятежники попали в Бутырскую тюрьму, где было создано каторжное отделение.

В 1905-1906 годах «политические занимали весь средний этаж главного корпуса. Все камеры общего коридора были открыты круглые сутки, арестанты свободно общались между собой, при поверках подсчитывалась лишь общая сумма арестантов коридора (около 200 человек). Пестрый состав заключенных, преимущественно пересыльные, не задерживающиеся надолго. «Аристократическая» камера, в которую можно было попасть только по знакомству (стояли в дверях и сообщали: «Занято, мест нет»). Общекоридорные митинги за однодневную голодовку. Политические подследственные: эсеры, социал-демократы, анархисты, «эксисты». Среди всех следственных наибольшее почтение и даже страх у серой «шпанки» вызывала таинственная, всегда запертая изнутри камера «боевиков» и «эксистов» из эсеровской «оппозиции», максималистов и анархистов».

 

Бутырская тюрьма, Москва

Несмотря на достаточно свободное (по современным меркам) содержание «политических», Бутырская пересыльная тюрьма, как наибольшая из московских тюрем, представляла собой самый опасный пункт, требовала со стороны властей неустанного надзора и применения крутых мер: бунты арестантов здесь возникали систематически, каждую минуту грозя перейти в массовое, поголовное возмущение…

Именно к этому времени относится случай, который и послужил затем причиной мученической смерти В. И. Дзянковского. Он тогда командовал одной из рот гренадерского Перновского полка, стоявшего лагерем на Ходынском поле.

 Газета «Московские вести» от 4 августа 1906 г. сообщала: «Вчера в пересыльной тюрьме, на Долгоруковской, произошло волнение. Были вызваны войска. <...> В результате - среди заключенных политических оказалось двое убитых…»

В Книге Русской Скорби подробно описываются все детали этого события.

Как-то поздней ночью внезапно были вызваны из лагеря роты Перновского полка «для усмирения арестантов Бутырской тюрьмы». Из отрывистых приказаний можно было только понять, что беспорядки в тюрьме ожидаются к такому-то часу, назначенному самими арестантами в качестве, так сказать, предельного срока для исполнения администрацией тюрьмы ряда предъявленных ими «экономических» требований. Военные сборы, как водится в этих случаях, отличались быстротой. Через несколько минут роты форсированным маршем двинулись в Бутырки. Прибыв в тюрьму, командиры рот получили более определенные  инструкции. Приказано было, в случае возникновения беспорядков, действовать решительно. Роты были размещены согласно указаниям тюремного начальства, причем, капитану Дзянковскому с его ротой поручено было наблюдать за самым опасным пунктом тюрьмы – именно, за зданием, где помещаются одиночные камеры. Здание это в несколько этажей, и в каждом этаже – длинный коридор с целой вереницей выходящих в коридор дверей одиночных камер.

Распропагандированные арестанты выполнили свою угрозу. Когда настал определенный ими час и «экономические» требования их остались неудовлетворенными, сразу, точно по команде, по всей тюрьме пронесся гул от разбиваемых дверей, окон, посуды и прочего. В одиночных камерах все арестанты одновременно стали бить скамьями в двери, и не прошло пяти минут, как двери под этими бешеными ударами стали трещать и поддаваться. Момент был критический: ещё минута-две – и взбунтовавшиеся разъяренные арестанты, выломав двери, очутятся в коридоре, произойдет кровавое побоище…

С поразительным самообладанием в эту опасную минуту капитан Дзянковский решил испытать последнее средство в надежде, что оно образумит взбунтовавшихся «одиночников».  Он быстро вырвал из рук ближайшего солдата ружье, всунул дуло в окошечко первой камеры и закричал: «Перестань, а то буду стрелять!» Что ответил арестант, точно не выяснено. По рассказам некоторых очевидцев, арестант будто бы бросил чайником в капитана Дзянковского. Факт, во всяком случае, бесспорен, что угроза капитана Дзянковского не подействовала, и он вынужден был привести её в исполнение. Капитан выстрелил из ружья и, как оказалось впоследствии, этим выстрелом был убит арестант. Только после первых выстрелов бунт прекратился. И, конечно, имя капитана Дзянковского – главного усмирителя арестантского бунта – «коноводы» в свое время узнали и хорошо запомнили…

Тогда в отношении любых правительственных служащих террор проводился без особого разбора, и его жертвами становились вообще все, кто подпадал под весьма широкое определение «сторожевых псов старого порядка». Вот и капитану Дзянковскому, выполнившему свой воинский и гражданский долг, революционеры подписали смертный приговор.

Покушение

«Каждый Божий день — по нескольку убийств, то бомбой, то из револьверов, то ножом и всякими орудиями; бьют и бьют, чем попало и кого попало… Надо удивляться, как еще не всех перестреляли нас…» (из письма Е.П. Медникова)

Уже с первых чисел сентября того же года капитан стал получать письма со штемпелем «партии социалистов-революционеров», которые доводили до его сведения, что он будет убит, и смертный приговор вынесен ему за «энергичные действия при подавлении арестантского бунта в Бутырской тюрьме». Накануне своей мученической кончины Владислав Иосифович показывал эти письма полковым товарищам, но никаких особенных мер предосторожности, несмотря на советы близких, не принимал. «Достаточно и револьвера, который я теперь ношу в кармане – говорил он. – Я исполнил свой долг, долг присяги, и совесть моя спокойна. Двум смертям не бывать».

А злодеи в это время уже охотились на него, как на зверя – следили за ним, ходили по пятам, выжидая только удобного момента для совершения своего гнусного дела. Такой момент наступил утром 20 сентября 1906 года.

 

Новинский бульвар, Москва, начало 20 века

Капитан выходил из своей квартиры в доме Самуиловича на Новинском бульваре. Подлый убийца, который так и остался неизвестным, очевидно, воспользовался обстоятельством, что дом, в котором проживал Владислав Иосифович, имел проходной двор. Он где-то во дворе поджидал выхода из квартиры капитана Дзянковского, незаметно подкрался к нему сзади и несколькими выстрелами в спину убил его «в отмщение за усмирение силою оружия в качестве караульного начальника произведенных политическими арестованными беспорядков в Московской пересыльной тюрьме».  Затем проходным двором  преступник выбежал на другую улицу и скрылся. Первым заметил лежащего у ворот дома Дзянковского денщик поручика того же полка Забелло, возвратившийся со Смоленского рынка. Он тотчас же доложил об этом, и поручик Забелло побежал к месту злодеяния, но было уже поздно: капитан Дзянковский был мертв. Он увеличил длинный и невыразимо скорбный список жертв, павших по приговору гнусного революционного подполья...

По материалам уголовного дела, в основном, посвященного вопросу - считать ли Дзянковского погибшим при исполнении служебных обязанностей или же жертвой убийства, не связанного со службой (что важно при начислении пенсии вдове), было вынесено постановление - считать погибшим на службе.

Из рапорта командира 3-го гренадерского Перновского полка полковника Киселевского начальнику 1-й гренадерской дивизии от 4 декабря 1906 года: «В момент совершения убийства капитан Дзянковский <...> не находился при исполнении служебных обязанностей, хотя он вышел из дому для того, чтобы идти на службу в роту. Но самое убийство это, совершенное, вне всякого сомнения, на политической почве, явилось местью со стороны революционеров за честное и неуклонное исполнение капитаном Дзянковским его служебных обязанностей. Это ясно из того угрожающего письма, которое покойный капитан Дзянковский получил незадолго до смерти; в этом письме, как я доносил об этом в свое время Вашему превосходительству и всем высшим начальникам, неизвестные революционеры предупреждали его, что он будет убит за то, что будучи в июле сего года в наряде с ротою в Бутырской тюрьме, он прибег к оружию для подавления беспорядков, возникших среди политических арестованных. Таким образом, капитан Дзянковский заплатил жизнью исключительно за то, что честно, бесстрашно, правильно и энергично исполнял свой служебный долг перед государем и Отечеством».

 

Введенское (Немецкое) кладбище, г.Москва

Капитан Дзянковский Владислав-Станислав Иосифович похоронен на Введенских горах. По случаю похорон «Народная Газета» сообщала следующее: «Убийство капитана Дзянковского вызвало среди московского офицерства взрыв негодования. Экстренно состоялось заседание офицеров Перновского полка, обсуждавшее вопрос о том, как отозваться войскам на террор революционеров. Собрание было бурное. Было внесено несколько предложений. Одни предполагали немедленно на убийство ответить рядом убийств, направив месть преимущественно против вожаков революционных партий. Были названы имена Маклакова, Петрункевича, Пржевальского и других. Предложение это, вызванное гневом над свежей могилой товарища, разумеется, не прошло.
Тогда группа лиц внесла предложение такого рода: на убийство каждого офицера отвечать убийством пятерых политических из числа заключённых в тюрьмах. Ораторы, защищавшие этот род самосуда, предложили даже бросить жребий, кому исполнять приговор за смерть Дзянковского. Но и это предложение тоже не прошло.
Громадным большинством было постановлено воздержаться пока от мстительных шагов и ограничиться внушительной демонстрацией в день похорон убитого капитана. Похороны его полк принял на свой счёт».

Товарищи по полку и все знавшие Дзянковского характеризовали его как человека доброго, отзывчивого, беззаветно преданного долгу службы…

 

Памятник Перновскому полку в г.Вязьме

Таким образом, по словам исследователей того периода, несмотря на то, что террористы называли себя «радетелями за благо народное», в глазах многих свидетелей беспорядочного насилия революция оказалась покрытой «слоем грязи и мерзости». Участились случаи, когда даже граждане, ранее симпатизировавшие радикалам, стали сотрудничать с властями, выдавая экстремистов или помогая полиции арестовывать их на месте преступления. По мере приближения террора и анархии к своему апогею многие граждане стали идентифицировать революционеров с обычными бандитами.

В заключение хочется напомнить слова настоятеля нашего храма протоиерея Иоанна Кудрявцева: «Главный принцип христианина состоит в том, чтобы следовать воле Божией, а воля Божия всегда направляет человека к добру. Цель любого политика, государственного деятеля, просто гражданина – это всегда труд во имя добра, это всегда подвиг во имя любви, не разрушая, а созидая свою жизнь и жизнь людей, которые тебя окружают. Это главный принцип. И в этом христианское мировоззрение в корне отличается от всякой другой идеологии, в частности, от разрушительной идеологии терроризма».

Составители:

протоиерей Иоанн Кудрявцев, Вера Андросова

Источники:

РГВИА. Ф. 400. Оп. 17. Д. 15278. Л. 8-9 об., 12-12 об., 44-59 (1909);

3-ий гренадерский Перновский полк (форум http://www.sammler.ru/);

К убийству капитана Дзянковского (http://bib.social/istoriya_878/ubiystvu-kapitana-dzyankovskogo-43865.html);

Топография террора – Бутырская тюрьма (http://topos.memo.ru/butyrskaya-tyurma);

Гейфман Анна. Революционный террор в России, 1894— 1917;

Книга Русской Скорби. Памятник русским патриотам, погибшим в борьбе с внутренним врагом / Сост. В. М. Ерчак / Автор предисл. и научн. ред. О. А. Платонов. – М.: Институт русской цивилизации, 2013;

Горев Б. И. Осколки   первой революции — в Бутырках (Из тюремных воспоминаний) Каторга и ссылка. 1922. № 3

Добавлено: Михаил

- Комментариев пока нет -

Обсуждение закрыто

Инфорино - интерактивный справочник организаций

Сегодня :

 

Икона дня


Объявления о событиях в храме и приходе

Обращаемся за помощью! Группе милосердия храма иконы Божией Матери "Отрада и Утешение" очень нужны волонтеры для помощи больным в Боткинской больнице. Обращаться к координатору группы Васильевой Галине. Телефон: +7(963)770-82-77


 

Телефоны храма:

Дежурный священник
8 (985) 241-40-52

Телефон церковной лавки
8 (495) 945-37-46

дежурный по храму
(для звонков в ночное время)
8 (495) 946-10-45

Внутреннее убранство нашего храма

 

Внутреннее убранство храма иконы Божией Матери «Отрада и утешение» на Ходынском поле г. Москвы

Ваша жертва на храм

Пожертвование на храм

Перейти на сайт приписного храма

Перейти на сайт приписного храма Святых бессеребреников Космы и Дамиана при Боткинской больнице

Православное радио











Наши друзья
 

 

Православный телеканал «Союз» Православный медиапортал на www.orthodoxy.pro Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Совместный проект Русской Православной Церкви и радио России - Мир. Человек. Слово

 

Вход

Логин:

Пароль:




Сейчас на сайте
Администраторы: 0
Пользователи: 0
Гости: 7
Всего: 7

Наш форум
Подписка на канал новостей в формате RSS

Новости | Расписание Богослужений | Проповеди | Духовное Утешение | Социальное служение |  Воскресная школа |
"Клуб трезвости" | Паломничество | Прошедшие поездки | Выставки | О иконе | О храме | Духовенство храма | Молодёжное движение |
Записки о поминовении | Церковный календарь | Первые шаги в храме | Жертва на храм |
Катехизация | Фотогалерея | Наш храм изнутри | Обратная связь | Контакты | О сайте | Карта сайта |



® 1909 - 1924 ... 1991 -   Официальный сайт храма иконы Божией Матери «Отрада и Утешение» на Ходынском поле города Москвы

Создание, поддержание и модификация сайта © GAMA 2012 - по сей день