| РАЗМЕР ШРИФТА: A A A | ИЗОБРАЖЕНИЯ: ВЫКЛ. ВКЛ. | ЦВЕТ САЙТА: Ш Ш Ш |

 Новости приходской жизни храма иконы Божией Матери "Отрада и Утешение"

Николай Павлович Боголепов

Николай Павлович Боголепов
Министр народного просвещения
Скончался от ран в Петербурге 2 марта 1901 г.

 

В первой четверти XIX века в России возникло студенческое движение. Оно  приобрело   большое значение в общественно-политической жизни страны со второй половины XIX века и эволюционировало от академических целей и средств   борьбы к движению,  политически направленному на свержение царского самодержавия.
К началу ХХ века студенческое движение приняло открыто политический характер, и российское студенчество стало крупнейшим источником для пополнения возникших в России социалистических партий и организаций.
4 февраля 1901 года был совершён террористический акт, которым о своём выходе на политическую сцену заявила партия социалистов-революционеров. Руководство партии ожидало, что угроза немедленного террористического возмездия заставит правительство приостановить репрессии, направленные против революционеров.
В то же самое время убийства наиболее заметных представителей царского режима должны были иметь дезорганизующий эффект, вселяя страх в их преемников и делая их более склонными к компромиссу. Исключённый ранее за участие в студенческих беспорядках студент Юрьевского (Дерптского) университета П. В. Карпович смертельно ранил министра народного просвещения, профессора римского права Николая Павловича Боголепова.

Биография
 Николай Павлович Боголепов родился в Серпухове в 1846 г. Отец его был квартальным надзирателем и был из духовного звания. По отзывам знавших его людей, он отличался необыкновенной высотой нравственных качеств.

 С 11 лет Николай Павлович учился в 1-й Московской гимназии. Успехи его были блестящие. В 17 лет он уже окончил гимназический курс с золотой медалью и поступил в Московский университет на юридический факультет. В это время умер его отец, и неопытный, слабый здоровьем, но сильный духом юноша стал уроками зарабатывать себе хлеб и поддерживать мать, младших сестер и брата. Несмотря на нужду и лишения, Николай Павлович учился в университете так же успешно, как и в гимназии.

 В 1867 г. он получил степень кандидата, а в 1869 г. был оставлен в университете по кафедре Римского права и в 1873 г. начал читать лекции. Более 25 лет Боголепов самоотверженно работал в Московском университете. Выдержав магистерский экзамен и защитив две диссертации, он получил обе ученые университетские степени и два раза был ректором: в первый раз (с 1883 до 1887 г.) – по выбору, согласно уставу 1863 г., второй раз (с 1891 до 1899 г.) – по назначению от правительства, по уставу 1884 года.
 Обыкновенно Николай Павлович читал студентам подробный курс Римского права, а во время первого ректорства прочел даже два курса – за себя и профессора Муромцева.

Несмотря на большое количество и разнообразие своих университетских занятий, Николай Павлович находил еще возможность безвозмездно исполнять с большим успехом в продолжение 15 лет должность инспектора Ермоло- Мариинского женского училища. Преданный всей душой делу преподавания и считая одно приобретение научных сведений для будущего ученого и общественного деятеля недостаточным, он всегда стремился улучшать приемы преподавания, вел практические занятия со студентами и составил учебник по Истории Римского права. С его горячей преданностью делу просвещения, необыкновенной работоспособностью перечисленные труды не обременяли Боголепова, напротив, были его насущной потребностью.

Но особенно тяжела была для него борьба с революционным течением, очень сильно и настойчиво пробивавшимся в начале 80-х годов XIX столетия в студенческую среду. Зло усугублялось еще тем, что большинство профессоров сочувствовали студентам. Вместо того чтобы заинтересовывать их исключительно научной работой, они разжигали в них политические страсти неуместными намеками на недостатки русского государственного строя. Боголепов же неустанно, открыто и твердо, с кафедры и в частных беседах напоминал студентам их священный долг – учиться и работать. Когда же, несмотря на все его усилия, студенты обнаруживали на экзаменах полное невежество, он непоколебимо ставил им заслуженные отметки, вызывавшие ропот, а нередко и большие дерзости со стороны студентов.

Конечно, справедливая оценка Боголепова возмущала студентов только потому, что многие другие профессора в погоне за популярностью не скупились на крайне снисходительные отметки. Не раз также Николай Павлович мужественно указывал профессорам на вред, причиняемый их заигрыванием со студентами. Еще большее негодование университетской молодежи вызывали решительные меры, принимавшиеся Боголеповым против сходок и беспорядков. Надо, однако, оговориться, что благоразумная часть студенчества, желавшая учиться, высоко чтила Боголепова и понимала его благородные стремления.

Во второе ректорство Николая Павловича враждебное отношение к нему бунтовавших студентов усилилось. Но их угрозы и дерзости не пугали его: они одни не могли бы сломить его несокрушимой энергии. Но попустительства и колебания попечителя округа и инспектора студентов вместе с оказываемой бунтовавшим студентам поддержкой со стороны профессоров убедили Николая Павловича в бесплодности неравной борьбы и заставили его отказаться от ректорства осенью 1893 года.

Спустя два года по настоянию Великого князя Сергия Александровича Николай Павлович был назначен попечителем Московского учебного округа. Он долго колебался и согласился принять эту должность только в надежде, что попечительская власть даст ему возможность успешнее бороться с начинавшимся разложением университета. Действительно, в последний год его попечительства в Московском университете стало тише. В попечительство Боголепова было основано первое студенческое общежитие. Мысль об основании общежитий возникла у П. X. Некрасова (тогда ректора Московского университета), но план их устройства был составлен им вместе с Николаем Павловичем. Общежития взамен землячеств должны были удовлетворять материальным и духовным потребностям студентов и таким образом ослаблять влияние на них со стороны революционных руководителей.

 В феврале 1898 г. Боголепов был назначен министром народного просвещения – опять по настоянию Великого князя Сергия Александровича. Великий князь, горячо любивший свою Родину, с большим прискорбием видел, какими ложными путями шло просвещение на Руси. Близко знакомый с ректорской и попечительской деятельностью Николая Павловича, он указал на него Государю как на человека, достойного стать во главе Министерства народного просвещения. Николай Павлович не без больших колебаний и раздумий принял милостивое предложение Его Величества, считая долгом исполнить его волю и надеясь еще спасти дорогое ему дело народного образования, но, уезжая в Петербург, он сказал провожавшим его друзьям: «Я еду на крест!». И действительно, по выражению знакомого ему швейцарского публициста Видмана, «его трехлетняя министерская деятельность была сплошной трагедией, окончившейся смертью героя».

Начатая в Москве борьба велась еще ожесточеннее в Петербурге, потому что к многочисленным прежним противникам присоединились другие, более сильные, с влиянием и властью, уже искусившиеся в ловких приемах борьбы. Во главе этих новых противников стоял тогдашний министр финансов С. Ю. Витте. Борющиеся придерживались двух противоположных направлений. С. Ю. Витте хотел быстрого и полного разрушения всего государственного строя России для создания нового порядка. Николай Павлович желал постоянного и осмотрительного улучшения и преобразования существующего порядка сообразно историческим условиям страны и требованиям жизни. Большинство министров, члены Государственного Совета и другие правительственные лица, за малым исключением, если и не сочувствовали всесильному тогда министру финансов, то из страха за свое положение поклонялись ему и подчинялись. Общество в то время также благоговело перед либеральничающим министром. Боголепов был один против всех. Его самостоятельные и частые разногласия с С. Ю. Витте усиливали вражду последнего. Эта вражда сказалась и в постоянном урезывании сумм, которые Николай Павлович требовал для удовлетворения самых назревших потребностей Министерства народного просвещения.

Еще ярче выступила она во время студенческих беспорядков, охвативших, как пожар, все высшие учебные заведения России и достигших небывалых еще размеров, благодаря явному сочувствию С. Ю. Витте и других правительственных лиц. На совещаниях министров, собравшихся для изыскания средств умиротворения университетов, Витте и его друзья упорно отвергали политический характер беспорядков и восставали против решительных мер, предлагавшихся Николаем Павловичем. Последний отстаивал эти меры, потому что по опыту знал, что при немедленном захвате главных зачинщиков быстро водворяется спокойствие и таким образом спасается много невинных жертв. Немало вреда принесло предложенное министром финансов расследование причин беспорядков. Поднесенная Государю записка Сергея Юльевича с предложением расследования была намеренно пущена в студенческую среду с целью приобрести популярность ее автору. Эта записка стала причиной Высочайшего сообщения, в котором объявлялся выговор полиции, университетскому начальству и профессорам, а студентам после отеческого увещания объявлялось прощение.

На министерских совещаниях Боголепов горячо восставал против расследования и Высочайшего сообщения. Он находил достаточным объявить с одной стороны, что лица, действительно невинно пострадавшие при беспорядках, могут добиться исполнения своих законных требований путем обращения к обычным властям, а с другой стороны, что впредь беспорядки, подобные тем, которые разыгрались, терпимы не будут, и что виновники их будут строго наказуемы. Но Николая Павловича никто не слушал. Ему отвечали насмешками и пожиманием плеч. Когда же министры, имевшие в своих ведомствах высшие учебные заведения, убедились, что ни обещанное расследование, ни все их заигрывания не успокаивают расходившуюся молодежь, они сами стали настаивать на высылках бунтовщиков. Но теперь пришлось высылать их уже массами. Только после таких высылок водворилось спокойствие и в университете приступили к весенним экзаменам.

В конце концов, на совещании, созванном в июле 1900 г. самим Царем для обсуждения мер умиротворения университетов, С. Ю. Витте неожиданно предложил Государю ввести закон – так называемые временные правила об отбывании зачинщиками беспорядков воинской повинности в течение одного или двух лет, смотря по вине. Хотя Николай Павлович предвидел ненависть и вражду, которые эта мера возбудит к нему, он согласился ее применять, потому что находил ее мягче обычных высылок студентов с лишением права на дальнейшее образование и запрещением поступать на какую-либо государственную службу. Временные правила погубили Боголепова. Убийство его, по признанию самого убийцы, было местью за применение их в Киеве к 170 зачинщикам разыгравшихся там в ноябре 1900 г. бурных беспорядков.

 Несмотря на эту ожесточенную борьбу, отнимавшую у Николая Павловича немало сил и времени и вопреки скудости средств, отпускаемых на нужды его министерства, он успел сделать многое в короткое время своей министерской деятельности. Прежде всего, Боголепов обратил внимание на малочисленность сельских и городских народных школ. По его ходатайству кредит на народное образование был увеличен за 2 года на 1 млн руб. (министр финансов урезал просимую Боголеповым сумму в 2 700 000 руб.). При нем было значительно увеличено число учительских семинарий и педагогических курсов и были учреждены педагогические музеи и учительские съезды. Он также усердно хлопотал об увеличении жалованья учителям; им же была учреждена для них пенсионная касса. Всего более трудов положил Боголепов на преобразование средней школы. Для изыскания мер к ее улучшению Николай Павлович образовал под своим председательством комиссии из лучших педагогов всех учебных округов. На основании трудов комиссии Боголепов составил проект, в котором отмечались два типа средней школы: одна – преобразованная классическая, другая – восьмиклассное реальное училище, также преобразованное.

 В своем проекте Николай Павлович настаивал также на увеличении вознаграждения учителям средних школ и на учреждении для них педагогических курсов и семинарий. В высшей школе Боголепов требовал большего сближения профессоров со студентами на почве учебных занятий, но быстрого успокоения высших учебных заведений Николай Павлович не ждал, потому что причины разложения их лежат слишком глубоко. Им были организованы практические занятия на всех факультетах, а также научные и литературные студенческие кружки. Исходатайствованы были им средства на основание студенческих общежитий. При нем были открыты медицинский факультет в Новороссийске и юридический в Томске; Владивостокская гимназия была преобразована в Восточный институт; учрежден Томский технологический институт.


Первый террористический акт XX века в России

К сожалению, Николаю Павловичу не суждено было провести столь желанную им реформу средней школы. Преждевременная смерть наступила ранее обсуждения в Государственном Совете его проекта о переустройстве средней школы. 14 февраля 1901 г. прервались труды этого самоотверженного общественного деятеля, столь не понятого, пренебреженного и преследуемого современниками. За две недели до этого злосчастного дня Боголепов стал получать угрожающие анонимные письма, но не обращал на них внимания, пока одно из них, участливое и благожелательное, не заставило его поверить грозившей опасности. Спокойно, твердо и без страха ожидал он смерти. За неделю до гнусного злодейства Боголепов сказал своему шурину: «Когда я иду в министерство, не знаю, вернусь ли оттуда».

В означенный выше день Николай Павлович во время приема прошений в приемном зале Министерства народного просвещения был ранен в шею предательским выстрелом злоумышленника, спрятавшегося за спиной одного из просителей. Без стона и крика Боголепов рухнул на пол. Людская злоба преследовала его даже тогда, когда раненного и беспомощного его положили на диван в министерский кабинет. Должно быть, присутствовавшие сослуживцы и подчиненные так растерялись, что забыли запереть дверь в кабинет, и вокруг него столпились все просители из приемной; один из них, молодой техник, долго злыми и нахальными глазами вызывающе глядел на несчастного страдальца. Последнему, по его собственным словам, казалось, что и этот непрошеный посетитель собирается в него стрелять.

Семнадцать дней сильнейших физических страданий завершили многотрудную деятельность Н. П. Боголепова, полную нравственных огорчений, тревог и незаслуженных оскорблений. Безропотно и мужественно выносил он их до конца. Первыми его словами после удаления окружившей толпы были: «Если конец мой близок, вызовите скорей жену, если же есть еще время, уберите меня, омойте от крови, чтоб ее не испугать, и тогда поезжайте за ней». Когда жена его приехала, он с усилием улыбнулся и шепотом проговорил: «Не волнуйся, ты знаешь, я не боюсь умирать». Несмотря на то, что каждое произнесенное слово причиняло ему мучительную боль, он силился словами и выражением глаз утешать близких. Его забота о них была так велика, что из опасения их волновать и растревожить он, по собственному признанию, сдерживался от бреда вслух. Никто не слышал от него ни стона, ни слова раздражения. С редкой незлобивостью спросил он о своем убийце: «Зачем стрелял в меня этот человек? Я его не знал». – «На него пал жребий, ответили ему». – «Несчастный, – возразил умирающий, – мне легко, я умираю с чистой совестью, но каково будет ему умирать».

Силу и бодрость Николай Павлович черпал в великих заветах Христа, которые поддерживали его и в тяжкие испытания его министерской деятельности, и в последние дни его предсмертных мучений. На второй день болезни он приобщался Святых Таин, с болезненным шепотом, но твердым упованием произнеся молитвенные слова: «Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем»…2 марта 1901 г. приблизительно в половине 3-го дня Николай Павлович скончался после тяжких страданий.

Газеты писали:

«Вчера, 2-го марта в 2 1/2 ч. дня министр народного просвещения т.с. Н.П.Боголепов скончался.
Незадолго до этого часа собрались врачи, предполагая произвести операцию, но отложили ее ввиду сильного упадка сил больного. Вскоре затем наступила сонливость, стали холодеть конечности, и Н.П. Боголепова не стало».

«Москва, 7 марта. Злодеяние неслыханное в истории наших министерств достигло своей ужасной цели.
После тяжких страданий, среди общих надежд на восстановление сил врачебным искусством, внезапно предал дух свой Господу раненый безумным злодеем министр народного просвещения Николай Павлович Боголепов.
Сегодня бездыханное тело почившего будет опущено в могилу на месте вечного его упокоения».

Николай Павлович был похоронен на Дорогомиловском кладбище, а  23 августа 1946 года перезахоронен на 2-м участке Востряковского кладбища. 

Убийца Николая Павловича был приговорен к двадцати годам каторги, отбывал наказание в Акатуе, потом ему удалось бежать заграницу. В 1917 году он решил вернуться в Россию. Пароход, на котором находился Карпович, был торпедирован немецкой подводной лодкой и затонул в Северном море. Среди спасенных пассажиров Карповича не было...

Краткий очерк деятельности Николая Павловича Боголепова, этого неутомимого борца за благо Родины, искавшего всю жизнь правды и справедливости, хотелось бы закончить словами утешения и назидания, сказанными священником Виноградовым на похоронах неповинного страдальца: «Почивший был муж долга и правды, с великою честью совершавший свое служение. Найдем здесь у его гроба надежду, что торжество принадлежит доброму, истинному и праведному. Древние христиане, противопоставляя насилию и злобе веру и нравственное мужество, говорили: “Кровь христиан – семя новых христиан”. Уповаем, что безвинно пролитая кровь раба Божия Николая будет семенем добрых и прочных воспитательных начал, составляющих основу истинного просвещения».

Составитель: Вера Андросова
Источники:
Гейфман Анна. Революционный террор в России, 1894— 1917;
Книга Русской Скорби. Памятник русским патриотам, погибшим в борьбе с внутренним врагом / Сост. В. М. Ерчак / Автор предисл. и научн. ред. О. А. Платонов. – М.: Институт русской цивилизации, 2013;
Большая Советская энциклопедия

Добавлено: Михаил

- Комментариев пока нет -

Обсуждение закрыто

Инфорино - интерактивный справочник организаций

Сегодня :

 

Икона дня


Объявления о событиях в храме и приходе

Приглашаем волонтеров в группу милосердия! 

Тел: +7(963)770-82-77 (координатор Галина Васильева)

---------------------------

Русская Классическая Школа

приглашает детей 4 - 6 лет на подготовительные курсы.

Тел: +7(985)906-17-48 (педагог Светлана Юрьевна)


 

Телефоны храма:

Дежурный священник
8 (985) 241-40-52

Телефон церковной лавки
8 (495) 945-37-46

дежурный по храму
(для звонков в ночное время)
8 (495) 946-10-45

Внутреннее убранство нашего храма

 

Внутреннее убранство храма иконы Божией Матери «Отрада и утешение» на Ходынском поле г. Москвы

Ваша жертва на храм

Пожертвование на храм

Перейти на сайт приписного храма

Перейти на сайт приписного храма Святых бессеребреников Космы и Дамиана при Боткинской больнице

Православное радио











Наши друзья
 

 

Православный телеканал «Союз» Православный медиапортал на www.orthodoxy.pro Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Совместный проект Русской Православной Церкви и радио России - Мир. Человек. Слово

 

Вход

Логин:

Пароль:




Сейчас на сайте
Администраторы: 0
Пользователи: 0
Гости: 8
Всего: 8

Наш форум
Подписка на канал новостей в формате RSS

Новости | Расписание Богослужений | Проповеди | Духовное Утешение | Социальное служение |  Воскресная школа |
"Клуб трезвости" | Паломничество | Прошедшие поездки | Выставки | О иконе | О храме | Духовенство храма | Молодёжное движение |
Записки о поминовении | Церковный календарь | Первые шаги в храме | Жертва на храм |
Катехизация | Фотогалерея | Наш храм изнутри | Обратная связь | Контакты | О сайте | Карта сайта |



® 1909 - 1924 ... 1991 -   Официальный сайт храма иконы Божией Матери «Отрада и Утешение» на Ходынском поле города Москвы

Создание, поддержание и модификация сайта © GAMA 2012 - по сей день