| РАЗМЕР ШРИФТА: A A A | ИЗОБРАЖЕНИЯ: ВЫКЛ. ВКЛ. | ЦВЕТ САЙТА: Ш Ш Ш |

 Новости приходской жизни храма иконы Божией Матери "Отрада и Утешение"

Градоначальник Санкт-Петербурга Владимир Федорович фон дер Лауниц

Владимир Федорович фон дер Лауниц,

Санкт-Петербургский градоначальник.

Убит в Санкт-Петербурге 21 декабря 1906 г.

 

21 декабря 1906 года после окончания Божественной литургии на пороге храма клиники Института экспериментальной медицины был убит градоначальник Санкт-Петербурга Владимир Федорович фон дер Лауниц. Его духовник протоиерей Константин Богоявленский записал тогда: «Убили идеально честного человека, доброго, примерного семьянина, верного и прямого слугу царя, редкого, горячего патриота. Убили именно за эти, дорогие всем русским чисто характерные русские качества и черты».

   «Многие современные исследователи пишут о том, что трагедия России начала XX века заключалась в том, что между государем и народом оказалась прослойка людей, чуждых и государю, и народу, и России. И вот на этих людях лежит ответственность за то, что произошло. Они присягали государю на верность, он дал им всё: звания, чины, награды – только служите России. А они оказались предателями России. История не терпит сослагательного наклонения, но думается, что если бы Владимир Федорович был в 1917 году рядом с государем, то в царском дневнике никогда не появились бы горькие слова: «Всюду измена, трусость и обман».

Историк Владимир Соколов-Лермонтов

 

Детские и юношеские годы

     Владимир Федорович фон дер Лауниц родился 10 (23) августа 1855 г. в селе Каргашине Елатомского уезда Тамбовской губернии (ныне – село Каргашино Сасовского района Рязанской области) от благочестивых православных родителей – Федора Федоровича фон дер Лауница (1811-1886) и его законной супруги Софии Николаевны (1829-1905). Отец Владимира Федоровича, генерал-лейтенант Русской Императорской армии, участник целого ряда военных кампаний, отмеченный многочисленными наградами за доблесть, проходил службу в Лейб-гвардии Гродненском гусарском и Лейб-гвардии Гусарском Его Величества полках.

    Фон дер Лауницы – старинная дворянская фамилия, древнего прибалтийского рода «остзейцев». Они впервые появились в России, когда женой Великого Московского князя стала наследница византийского престола принцесса София Палеолог, и один из предков Владимира Федоровича сопровождал ее.  Фон дер Лауницы были типичными представителями русского служилого дворянства, отличаясь беззаветной верностью и преданностью Вере, Престолу и Отечеству.


    Детские и отроческие годы Владимира Федоровича прошли в родовом имении, полученном его предками по материнской линии за верную службу России.

    С самого раннего возраста мальчик отличался необыкновенной честностью, прямодушием. С детских лет он имел чуткое, любящее сердце, чувства свои проявлял сильно, определенно, горячо и искренно, имел душу крайне мягкую, добрую и отзывчивую, почитал родителей, был верным другом, добрым и любящим братом. В возрасте всего восьми лет Владимир спас тонущего брата, который с тех пор до конца своих дней неустанно повторял, что обязан Владимиру жизнью.


   Любил он не только «ближних своих» в обычном понимании этого слова (хотя и, к сожалению, разительно отличающегося от евангельского!), то есть, не только родственников – родителей, братьев, сестер, не только друзей, но и всех тех людей, с которыми встречался. Большую часть своего времени мальчик проводил среди крестьян. Фактически, он вырос среди крестьянских мальчишек (его родители видели в этой дружбе важный воспитательный момент). Он дружил с пастухами, свинопасами, угощал их принесенными из дома лакомствами.


     Среди его детских интересов и увлечений на первом плане была история России, которую он хорошо знал, наши былины, наши богатыри. Очевидно, именно тогда в душу ребенка была заложена любовь к самому дорогому для православного русского человека понятию – Святая Русь. Впоследствии эта любовь помогла ему, несмотря на презрение и насмешки либералов, ненависть разрушителей Церкви и России, оставаться верным святорусским идеалам, что стяжало ему любовь и доверие Государя Николая Александровича.

     Отец с детства готовил сына к воинской службе. С 1866 по 1877 гг. юноша воспитывался в Пажеском Его Императорского Величества Корпусе в Санкт-Петербурге, по окончании которого получил офицерский чин и уехал на войну с Турцией (1877-1878). Во время Турецкой кампании 1877 г. мужественно сражался с турками в рядах нашей армии и был награжден за храбрость двумя орденами – св. Анны и св. Станислава. По окончании войны добровольно остался служить в освобожденной от османского ига Болгарии, участвуя в восстановлении гражданского порядка в воссозданной древней славянской монархии (тогда еще не королевстве, а княжестве, некоторое время продолжавшем оставаться в формальной вассальной зависимости от Османской империи). При этом Владимир Федорович совершил благородный поступок, диктуемый ему правилами сословной и офицерской чести – взялся выплачивать громадный долг за своего погибшего на войне с турками товарища, за которого он поручился. Ему потребовалось много лет и материальная помощь сестры, чтобы рассчитаться с великодушно взятыми на себя долгами. В период службы в Болгарии Владимир фон дер Лауниц, являвшийся начальником Сливенского отряда конной стражи, неизменно проявлял себя пламенным защитником славян от магометанского угнетения. В 1880 г. он вернулся в Россию.

 

Семейная жизнь. Начало государственной службы

      В 1883 г. Владимир Федорович женился на княжне Марии Александровне Трубецкой (1863-1922). Его избранница была наследницей древних русских родов, восходивших своими корнями к Рюрику, а именно - к главной ветви Рюриковичей – к князьям Ивану Красному, Ивану Калите, святым Александру Невскому, Даниилу Московскому и к самому Крестителю Руси – святому равноапостольному князю Владимиру Красному Солнышку. С детства преклоняясь перед идеалами Святой Руси, он сумел и свою собственную семью создать на этой основе, воспитал в традициях Православной Веры шестерых детей: Владимира (1884—после 1918), Марию (1886—1959; в замужестве Лермонтова), Александра (1890—1914), Эмилию (1893—1966), Софию (1897—1976), Фёдора (1899—1979).

Двое из них– Владимир и Александр – погибли смертью мучеников. Александр Владимирович фон дер Лауниц, которому при производстве в офицеры сам Государь Николай Александрович дал завет: «Быть достойным своего великого отца!», геройски пал за Веру, Царя и Отечество на поле брани в Великую Отечественную войну 1914-1918 гг., под Люблином, 24 августа 1914 года. Владимир Владимирович фон дер Лауниц был в 1918 году расстрелян большевиками в Москве «за фамилию» (то есть, как сын своего отца). Мария Александровна после смерти мужа жила в имении с семьей сына и дочерьми, с 1918 года — после реквизиции имения проживала в Москве. Умерла в заключении в харьковской тюрьме.

     После окончания войны, будучи в чине подполковника, Владимир Федорович вышел в отставку, жил как помещик, занимаясь землей в имении своей жены под Харьковом, и был выбран на должность харьковского уездного предводителя дворянства.

       Владимир Федорович с детства был укоренен в глубинах народной жизни и через всю жизнь пронес убеждение, что русский крестьянин – опора престола, стержень государства. Сохранилось множество свидетельств о его любви к крестьянам и крестьянскому труду.  Как говорил о нем епископ Тамбовский и Шацкий Иннокентий (автор Акафиста святому Преподобному Серафиму Саровскому), В. Ф. Фон дер Лауниц «глубоко жалел русского мужика, ценил и крепко любил его за простоту, за кротость, за набожность, за всю его прямую мужицкую душу».

     Жизнь в деревне, на лоне природы, близость к земле и ее верным сынам, крестьянам-землеробам, укрепила в нем горячую веру в Бога. Будучи глубоко верующим христианином, он свято чтил Православную веру, в течение всей своей жизни боролся за ее величие и силу и искренне негодовал при виде того безверия и легкомыслия, с которым относилась немалая часть его соотечественников и современников к религиозным вопросам и необходимости жить по заветам Христовым.

 

Усадьба фон дер Лауниц. Современное состояние

    
Видя настоятельную необходимость крестьян села Рогозянка (Харьковской губернии) в храме (там имелась всего лишь часовня, да и ту власти намеревались закрыть), Владимир Федорович выхлопотал разрешение о закладке церкви, активно участвовал в ее строительстве и впоследствии стал в новом храме церковным старостой. В своем родном селе Каргашине его тщанием был отремонтирован и благоустроен обветшавший храм XVIII в. и построен новый дом для священника. В селе Алексеевка (Харьковской губернии) и селе Каргашине В. Ф. фон дер Лауниц выстроил на свои средства церковноприходские школы и содержал ее в дальнейшем также на свои личные средства. В бытность свою председателем губернского земского собрания в Харькове он проявил себя горячим поборником народного просвещения, боролся за увеличение количества школ и добился повышения ассигнований на школы до 200 000 рублей ежегодно.

     Владимир Федорович придерживался таких взглядов: нужно возродить общину на новом уровне. Ее сердцевиной должен стать церковный приход, в рамках которого соберутся и «князья», и «крестьяне», и каждый своим служением станет участвовать в государственном строительстве.

Святейший Синод Русской Православной Церкви неоднократно отмечал его усердие награждениями и представлением к Высочайшей награде.

    В то время Россия вступала в новый период своего бытия, и потребность в людях, способных к государственному служению, была велика.  В. Ф. фон дер Лауниц был слишком видным и опытным администратором, чтобы остаться незамеченным в высших сферах.

     В 1901 г. по Высочайшему повелению он занял пост Архангельского вице-губернатора. В течение 1 года и 7 месяцев он окружал своей неустанной заботой русских людей, проживавших на Севере – мурманском побережье, Печоре, Кеми и на Новой Земле. Имея великую любовь к святыням и храмам Божиим, Владимир Федорович проявлял особое попечение об оплоте Православной Веры на русском Севере – Соловецкой обители, расположенной на территории его губернии. Он любил бывать в этом древнем монастыре, уходя от суеты мирской и званых обедов, желая быть только с природой и Богом.

 

Тамбовский губернатор

     28 августа 1902 г. Владимир Федорович был назначен Тамбовским губернатором, а в 1903 г. был произведен в чин действительного статского советника и назначен на должность шталмейстера Двора Его Императорского Величества.

     На этом высоком и ответственном посту В. Ф. фон дер Лауниц достойно прошел земное испытание властью, никогда не злоупотребляя ею, а напротив, обращая власть во благо для помощи обездоленным, слабым и бедным, защищая основы народной жизни и веры от разрушителей. Он любил искренность, прямоту, ненавидел ложь и лицемерие, всегда старался относиться к делу не формально, не бюрократически, не ограничиваясь сухими канцелярскими предписаниями. По единодушным воспоминаниям сослуживцев, подчиненных и других близко знавших его людей, он всю душу свою без остатка вкладывал в каждое дело, стремясь сам лично все разузнать, помочь, чем только возможно, облегчить и утешить.

      В Тамбове Владимир Федорович занимался строительством храмов, открывал школы. Он, человек, который по положению был далек от народа, по-настоящему был близок к нему – не как современные политики, которые приезжают обозначиться в толпе людей, а незаметно участвовал в жизни – оказывал материальную помощь, духовную поддержку, ходил по ночлежным домам, многих устраивал на работу. Он испытывал огромную личную тягу к народу. До сих пор у потомков крестьян его поместья хранится память о его благодеяниях: этой семье он подарил корову (когда их собственная корова пала); с теми, кто у него работал, всегда находил время, будучи губернатором, разделить трапезу.

     Самое главное деяние Владимира Федоровича на посту губернатора Тамбова – это организация прославления преподобного Серафима Саровского.  Вместе с епископом Иннокентием, Владимир Федорович был Промыслом Божиим избран организатором Саровских торжеств 1903 г. Именно на них двоих легла вся тяжесть и ответственность за успех этого величайшего события в церковно-общественной жизни России накануне великой Смуты. Епископу Иннокентию досталась церковная сторона торжества. В. Ф. фон дер Лауницу – обеспечение гражданского порядка, охрана, и вся административно-организационная сторона. «И», - как писал епископ Иннокентий – «сколько вложил он в это торжество Церкви своего труда, хлопот, забот, опасений и тревоги, - то видел и ценил Царь-Богомолец, да с высоты небес призирал святой прославляемый Саровский Праведник». Ввиду нехватки отпущенных средств, Владимир Федорович многие мероприятия проводил за свой счет. Им были на свой счет пошиты новые мундиры для чиновников, участвовавших в торжествах, организованы медицинские пункты, устроены походные кухни.

      Именно 19 июня (1 августа) 1903 г. в Сарове русский народ и русский Царь убедились, что они составляют единое духовное и церковно-государственное целое. Именно в Сарове произошло духовное сближение В. Ф. фон дер Лауница с Царской Семьей, открылось единство их идеалов. «Саровские торжества укрепили в Государе веру в его народ. Он видел вокруг себя, совсем близко, несчетные толпы, охваченные теми же чувствами, что и он, трогательно выражавшие ему свою преданность. Он видел и крестьянство, и духовенство, и дворянство».

       В ходе Саровских торжеств В. Ф. фон дер Лауниц спас Государыню Императрицу Александру Федоровну. Какая-то неизвестная женщина, стоявшая в толпе недалеко от Государыни, ткнула палкой с острым железным наконечником лошадь, впряженную в карету. Лошадь встала на дыбы и понеслась прямо на Государыню. Царица неминуемо была бы растоптана, если бы не фон дер Лауниц, отличавшийся богатырским телосложением и молниеносно среагировавший на опасность. Владимир Федорович схватил лошадь под уздцы и удерживал ее, пока не подоспела подмога. При этом он от страшного напряжения порвал связки на правом плече и до конца жизни не вполне владел правой рукой. Зато он спас Государыню.

     Согласно воспоминаниям свитского генерала Александра Александровича Мосолова, в ходе Саровских торжеств несколько ранее инцидента с лошадью произошел еще один достопамятный эпизод. Государь Николай Александрович неожиданно для сопровождавших его лиц прошел за оцепление и смешался с толпой, оказавшись полностью отрезанным от свиты. Опасаясь за монарха, фон дер Лауниц и Мосолов пробились к нему сквозь толпу и, подняв Царя на руки, посадили его на плечи, откуда он был виден всем собравшимся русским людям, горячо приветствовавшим своего обожаемого монарха. Оба эпизода говорят не только о недюжинной физической силе, но и о храбрости тамбовского губернатора, всегда готового пожертвовать собой за Царя и Царицу.

     В память о Саровских торжествах будущий святой священномученик архимандрит Серафим (Чичагов) от имени совершавшего прославление архиерейского и священного Собора преподнес В. Ф. фон дер Лауницу великие святыни – Крест с частицей святых мощей преподобного Серафима Саровского, часть мантии новопрославленного святого и часть камня, на котором молился Старец, с написанным на нем иконописным изображением, а также наперсную икону преподобного. Такие же дары получила Царская Семья.

    За усердие, проявленное при подготовке и проведении Саровских торжеств, за образцовый порядок в губернии Владимир Федорович фон дер Лауниц был удостоен Высочайшей благодарности Государя Императора Николая Александровича.

     В 1904 г была развязана Русско-японская война. Владимир Федорович обратился с прошением о направлении его в действующую армию, но получил отказ. В подчиненной ему Тамбовской губернии он образцово и продуманно организовал мобилизацию и проведение сбора пожертвований для защитников Отечества (причем самым первым и щедрым жертвователем был сам Владимир Федорович). Его тщанием для действующей армии было собрано в Тамбовской губернии 300 000 рублей наличными и огромное количество пожертвований вещами и продуктами питания, отправлявшихся на фронт целыми вагонами. Именно Тамбовская губерния первой в России внесла пожертвования на восстановление потопленного японцами русского флота.

    В подведомственной ему губернии Владимир Федорович организовал лазареты для раненых и увечных воинов. Один из этих лазаретов был им организован в своем собственном доме-усадьбе в селе Каргашине. А самым крупным из основанных Владимиром Федоровичем лазаретов стал Тамбовский госпиталь имени преподобного Серафима, для содержания которого губернатор распорядился печатать в губернской типографии церковно-просветительную литературу.


    Старый солдат, как он сам себя называл, окрещенный боевым огнем на Балканских высотах, он горел любовью к армии, негодовал по поводу неудач наших и восторгался геройством нашего солдата. Глубокий патриот, он ясно видел все нестроения и нужды Родины, глубоко понимал ее страдания, скорбел и горевал о них. Но он также отлично знал и врагов своей Родины, и все те помехи и преграды, который стоят на пути ее развития.

 

Фон дер Лауниц и русская революционная смута


    В годы революционного брожения, омрачившего начало прошлого века, В. Ф. фон дер Лауниц, «без лести преданный» Престолу и Царю, нисколько не поддался либерально-нигилистическим настроениям немалой части русского «образованного» общества,  продолжал неуклонно оставаться на позициях Православной российской государственности и неизменно видел свой долг в защите устоев Русской Церкви и Русского государства. То, что данная позиция вызывала насмешки и презрение в так называемых «прогрессивных» кругах русского (впрочем, только по названию) общества, Владимира Федоровича нимало не заботило. Для него имело значение другое – его позиция была близка идеалам, определявшим мировоззрение Императора Николая II.

    Владимиру Федоровичу выпал нелегкий жребий противостоять разрушительным силам, стремившимся разжечь в России гражданскую войну. Еще в бытность председателем губернского земского собрания в Харькове ему впервые довелось столкнуться с революционным движением, тогда еще только набиравшим силу. Уже тогда вожди этого движения, жившие чужим умом и на чужие средства, старались сеять классовую вражду и сеять смуту. Подлинно христианский облик Владимира Федоровича выразился в том, что он одним из первых земских деятелей выступил не против этих лиц, а против их политики. Еще тогда он своим прозорливым умом понимал всю опасность разделения русского народа, которого всегда добивались революционеры, и которое спустя 20 лет привело к Гражданской войне. А в 1904 г. произошла ее «генеральная репетиция».

      Когда начались народные волнения, Владимир Федорович интересно реагировал на них. В нем удивительным образом сочетались милосердие и забота о людях, и, с другой стороны, если речь шла о понятиях государственного масштаба, твердость и бескомпромиссность. Как человек, облеченный властью, он понимал, какая на нем лежит ответственность.

      Владимир Федорович стоял на почвеннических позициях, укорененных в истории России. Он считал, что крестьяне сами по себе не являются виновниками волнений (виноваты те, кто их подзадоривает), а значит, они в лице власти должны увидеть определенность и твердость действий. Например, когда по Тамбовской губернии ездили агитаторы, подбивали крестьян поджигать усадьбы, воровать у соседних сел хлеб, он распорядился: «Действовать решительно, не останавливаться перед применением оружия во избежание большой крови», – ведь речь шла о народе. То есть, когда он имел дело с врагами Отечества и понимал, что они ведут подрывную деятельность, он с ними не церемонился. А с другой стороны, он видел и понимал, что многие крестьяне не хотели этого делать, но толпа увлекала. И вот Владимир Федорович отправился в одно из сел, охваченных беспорядками (есть подробное описание в книге священника этого села). Первое, что он сделал, пошел в храм и молился за богослужением. Затем все собрались на площади, и губернатор беседовал с мужиками, после чего они встали перед ним на колени: «Прости, бес нас попутал, мы всё вернем». Крестьяне всё вернули, а губернатор их, раскаявшихся, защитил и не стал наказывать.

    Память о даре миротворчества, которым Господь щедро наделил Владимира Федоровича, стремившегося прежде всего выполнить евангельскую заповедь: «Блаженны миротворцы...» (Мф. 5, 9), сохранилась в свидетельстве жительницы села Каргашина И. Лаптевой (ее родители работали в имении В. Ф. фон дер Лауница): «Больше всего Владимир Федорович любил, чтобы все было миром и ладом, а не любил больше всего – когда ругаются».

    За свои православные убеждения и патриотическую деятельность губернатор В. Ф. фон дер Лауниц (как и епископ Иннокентий) был приговорен крамольниками к смертной казни. Двое его заместителей, вице-губернаторов, были застрелены красными террористами, но его самого Бог сохранил тогда от рук подлых убийц, в годы новой смуты заливших русской кровью многострадальную землю нашего Отечества.

 

Столичный градоначальник

    Когда в своей губернии фон дер Лауниц сделал уже всё, что мог, государь предложил ему место петербургского градоначальника. Естественно, первое движение у Владимира Федоровича было отказаться: он не был карьерным человеком. Но государь сказал ему: «Воля ваша, но это моя личная просьба». После таких слов отказываться было невозможно.

   Таким образом, в 1905 г. Высочайшим приказом В. Ф. фон дер Лауниц был назначен на пост Санкт-Петербургского градоначальника и зачислен в Свиту Его Величества. Это было как раз в самый разгар нашей революции. Петербург волновался и закипал, точно гигантский котел, поднимая грязь и сор со дна и выбрасывая их наверх вместе с мутной пеной.

     В Санкт-Петербург Владимира Федоровича провожали со слезами на глазах все сословия Тамбовской губернии, в том числе – «нищая братия», которую он так любил. По свидетельству очевидцев, к отправлению поезда собралось не менее 600 тамбовских бедняков, желавших проститься со своим заступником и благодетелем. Они как будто чувствовали, что провожают его «в Крестный путь на Голгофу». Должность градоначальника, естественно,  была в то время далеко не безопасной. В листовке от 14 октября 1905 г. революционеры приговорили В. Ф. фон дер Лауница к смерти, назначив днем «свершения народной расправы» (как они высокопарно именовали совершаемые ими подлые убийства) 21 декабря (но без указания года). В списке лиц, приговоренных революционерами к смерти, имя Владимира Федоровича стояло на третьем месте (после имен Государя Императора Николая Александровича и премьер-министра Петра Аркадьевича Столыпина). Некоторые из друзей и доброжелателей Владимира Федоровича до последнего уговаривали его отказаться от этого поста, но он коротко и категорически ответил: «Я нужен, значит, Государю, и иду!». Будучи не только человеком с мягким, отзывчивым сердцем, но и человеком с железным сознанием честно исполняемого долга (характерным в особенности для русских «остзейцев»), он говорил, что лично ему смерть не страшна, а страшно ослабление веры и силы у людей, не слишком твердых и уравновешенных, вследствие каждой смерти верного слуги Царя от злодейских рук убийц.

     В столице Владимир Федорович попал в совершенно враждебную среду чиновников. Это была «сплоченная организация», которая прикрывала друг друга, при этом им был абсолютно не важен результат их деятельности. Кроме того, после революции были даны всяческие свободы: слова, выборов, совести, печати – полный разгул демократии, который мы видим и сегодня, – игорные клубы…

     В своем письме от 22 мая 1906 г. градоначальник писал: «тяжелое лихолетье приходится переживать. Обезумевшие, опьяненные успехом враги нашей настрадавшейся Родины усиленно продолжают свою дьявольскую пропаганду. Все им позволено, все им на руку, и под знаменем: «Цель оправдывает средства» – подлоги, ложь, клевета, убийства, террор, подкуп – их лозунги! Под рукоплесканье с толку сбитой толпы хулиганов, принимаемой за русский народ, провозглашаются возмутительные воззвания...Вера Православная, Родина, Царь – все насмарку, как устаревшие, негодные принципы…Неустанно повторяю: «Велик Бог Земли Русской», - и с глубокой верою и надеждою взираю на будущее. С нами Бог! Я верю, что полный ласки, доброго желания призыв Государя к совместной дружной работе по устроению дорогой Родины – к искони верному своему народу – крестьянству, будет услышан и понят!»

     Вступив в отправление своей новой должности, В. Ф. фон дер Лауниц энергично и умело начал работать над успокоением города. Им были приняты самые широкие меры к улучшению хозяйственной стороны петербургской жизни и реформированию столичной полиции. В. Ф. фон дер Лауниц сумел очистить город от хулиганья, поставил заслон на пути организованной преступности, беспощадно пресекая попытки криминальных кругов взвинчивать цены на продукты питания и тем самым «репетировать» будущий февральский переворот 1917 года. Новый градоначальник боролся, насколько мог (учитывая то, что по закону было нельзя закрывать игорные заведения), за общественную нравственность. Он дал возможность Государю Императору въехать в столицу и открыть Государственную Думу. Затем, когда первая, крамольная Дума по необходимости была распущена, не только столица, но и вся Россия была обязана полным спокойствием только одному Владимиру Федоровичу. Приехав в Петербург в разгаре революции, он установил тишину и порядок в городе. Честность, принципиальность и в то же время твердая решимость покончить со злом, характерные для В. Ф. фон дер Лауница, оказались для больного города горьким, но целительным лекарством.

 «Никто не дрогнул, не пошевельнулся, зная, что при Лаунице никто пошевельнуться не посмеет. Без него разнесен бы был чиновный питомник. Затих, замер на полгода Петербург, зажил нормальной жизнью, веселился. Нити порядка были в железной руке, и спокойствие Петербурга отразилось на всей стране, не подняв нигде смуты после мирного разъезда опереточных депутатов. Воля, ум, благородство, неумолимая энергия, русская во всех проявлениях душа и мысль ставили этого крупного человека на целую голову выше окружающих его» («Новое Время»).

    На посту градоначальника Владимир Федорович не забывал и свои церковные попечения. Он часто бывал в монастыре на Карповке, оказывал большую помощь в завершении строительства и благоустройстве обители, жертвуя все необходимое своей неоскудевающей рукой из собственных средств. Крепкие узы духовной дружбы и взаимной любви связывали В. Ф. фон дер Лауница с великим святым земли Русской – отцом Иоанном Кронштадтским (1828-1908). Святой Кронштадтский пастырь отвечал Владимиру Федоровичу искренней любовью и неоднократно бывал у него в гостях, что засвидетельствовано многочисленными фотографиями и воспоминаниями современников. Когда одной из дочерей градоначальника грозила потеря зрения, горячие молитвы святого Иоанна спасли ее от слепоты.

 

Покушение

    Естественно, что Владимир Федорович столкнулся со страшными интригами. Могли ли наши революционеры и те, кто стоял за ними, спокойно глядеть, как вce их подлые заговоры и крамольные затеи, точно мутная волна о скалистый берег, разбивались вдребезги о несокрушимую энергию и волю этого человека? Конечно, нет, и поэтому В. Ф. фон дер Лауниц и был занесен в книгу намеченных ими жертв.

   Стали приходить угрожающие письма, готовились покушения. Еще раз за месяц до смерти Владимира Федоровича один из его близких друзей, опасаясь за его жизнь, стал упрашивать его просить перевода куда-нибудь из Петербурга. И опять на эти уговоры последовал краткий ответ: «Останусь, пока нужен Государю». Он остался и менее чем через месяц погиб. Местом кончины этого религиозного и набожного человека Промыслом Божиим стали ступени храма, в котором он за минуту перед этим молился.

    21 декабря должно было состояться освящение и открытие новой клиники кожных болезней, основанной при Первом институте экспериментальной медицины на средства г. Синягина. Одновременно должно было состояться освящение небольшой домовой церкви, помещающейся в верхнем этаже клиники.

    Первоначально планировалось присутствие на богослужении также премьер-министра П. А. Столыпина, который, однако, был накануне предупрежден агентом тайной полиции о готовящемся на него и на градоначальника покушении и, вняв уговорам жены, предпочел остаться дома. Но неустрашимый фон дер Лауниц, несмотря на предупреждение, смело пошел навстречу своей судьбе.

     Утром перед тем, как Владимир Федорович должен был ехать на освящение лечебницы, в его кабинете раздался телефонный звонок, и неизвестный голос произнес в трубку: «Вы проиграли».

     Многие источники косвенно, но определенно свидетельствуют о том, что его убийство не было только заговором революционной шайки: у убийцы были и иные покровители. Об этом говорят многие детали: полицейская охрана была снята как раз тогда, когда фон дер Лауниц приехал и ее должны были, наоборот, усилить; попал в руки преступников номерной пригласительный билет. Накануне гибели он вел разговор с некоторыми из своих подчиненных о том, что приготовлено всё необходимое для проведения важных арестов, которые, как он считал, должны были сотрясти всю Россию. Он вышел на тех людей, которые были ключевыми фигурами в разрушительном процессе и одной рукой поддерживали большевистское движение, другой – анархистов, третьей – другие партии, финансировали всех понемножку, чтобы русский пожар разгорелся. Когда покушение свершилось, и в его кабинет прибыла служебная комиссия, чтобы опечатать бумаги, – оказалось, что сейф взломан, документы исчезли.

   Один из очевидцев его убийства рассказывает: «То, что произошло сегодня на моих глазах, это такой ужас, такое бесчеловечие, такое попрание всего святого, что есть в человеке, на что способен только озверелый человек, чей мозг безумен, чье сердце перестало биться для людей. Преступление совершено на ступенях храма, среди массы неповинных людей. Торжество чистой науки – открытие клиники – обагрено кровью, потоками хлынувшей из двух трупов, и в первый же день залившей лестницы того здания, которое предназначено облегчать человеческие страдания... Ужасное время, ужасные люди!

    К началу обедни в этой церкви, к 10 часам утра собралось большинство приглашенных, человек около ста, большей частью представителей медицины, врачей, получивших приглашение от двора принца Ольденбургского, Августейшего попечителя приюта, а также родных и знакомых г. Синягина, получивших билеты от него. Прибывшие на торжество Их Высочества принц и принцесса Ольденбургские поместились около одной из колонн церкви. Петербургский же градоначальник, явившийся в 11 часов утра, когда обедня подходила к концу, стал у другой колонны, недалеко от алтаря. Стоя близко около него, я видел, как во время обедни он на коленях молился Богу. Смерть, очевидно, уже витала над ним».

   Когда, по окончании Божественной Литургии и молебна, Владимир Федорович, в числе прочих, подойдя к Кресту, двинулся к выходу из Храма, под церковными сводами прогремели выстрелы, произведенные в спину В. Ф. фон дер Лауницу одетым во фрак и белый галстук рыжеволосым молодым человеком, стоявшим у входа в храм. Потом выяснилось, что стрелявший — член «Боевой организации эсеров» Евгений Кудрявцев по кличке «Адмирал». Он по заданию Григория Гершуни  ранее уже пытался убить Петра Столыпина. Смертельно раненый двумя выстрелами, произведенными в упор, петербургский градоначальник В. Ф. фон дер Лауниц упал, обагрив своей праведной кровью порог храма Божия, где только что совершилась Безкровная Жертва, и с улыбкой на устах предал свой дух Господу. Перед смертью он успел сложить персты правой руки для Крестного знамения.

   Присутствовавший при убийстве принц Александр Петрович Ольденбургский схватил убийцу за руку с пистолетом и поднял ее кверху, стараясь в то же время повалить стрелявшего. Благодаря страшным усилиям принца, удалось все-таки направить револьвер преступника кверху. Террорист сумел произвести еще четыре выстрела. Пули попали в стены и ранили рикошетом нескольких человек. Кровавой трагедии положил конец адъютант принца Ольденбургского, ударом шашки разрубивший череп террористу. Но помощь пришла уже слишком поздно.

    Покойного в карете скорой помощи, накрыв пальто, отправили в дом градоначальника; карету сопровождали конные жандармы. У подъезда дома тело градоначальника встретил настоятель домовой церкви и у кареты совершил литию. Чины градоначальства снесли тело и положили на стол в большом зале. Сейчас же была совершена первая панихида в присутствии вдовы, дочери и сестры покойного, члена государственного совета генерала фон Валя, дворцового коменданта свиты генерал-майора Дедюлина, помощника градоначальника камергера Сосновского, чинов градоначальства и многих приставов.

    Обитатели ночлежных домов г. Тамбова, эти парии общества, плакали навзрыд, получив известие о его кончине. А у подобных людей не исторгнешь слез одной только денежной помощью. Значит, покойный умел затронуть в этих людях самые тайные струны их ожесточенного неудачами жизни сердца, умел под грубой оболочкой различить в них искру бессмертной души. И они в порыве благодарности и благоговения перед памятью усопшего, собрав свои последние гроши, послали вдове убитого телеграмму с выражением скорби по поводу смерти Владимира Федоровича и венок на могилу. Один только этот факт достаточно уже говорит о любви, какою он пользовался у своей меньшей братии, а разве этот факт был единственным? Его личные качества и эта народная любовь давали ему огромный нравственный оплот, делали его могучим, мощной силой, с которой принуждена была считаться безумная революция. Он был незыблемой скалой, о которую разбивались все ее усилия. И как скалу может разрушить только взрыв динамита, так и его сдвинуть с его пути могла только предательская пуля убийцы. Царь и Россия – их он видел перед собой, их защищал, им рыцарски служил и за них погиб!

 

Отпевание и погребение

    Отпевание Владимира Федоровича состоялось 24 декабря (с.с.) 1906 г., в Рождественский сочельник, и совершалось Высокопреосвященным Антонием, митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским. Почитатели покойного, благоговейно целовавшие его руку, свидетельствовали о том, что персты усопшего были сложены как для Крестного знамения.

    Государь Николай Александрович повелел похоронить своего верного слугу в хрустальном гробу. Тело убиенного мученика, согласно его завещанию, было отправлено на его родину, в село Каргашино. А 27 декабря, на третий день Рождества Христова, оно было перенесено Крестным ходом от железнодорожной станции до села Каргашина для совершения панихиды и чина погребения в сельском храме Преосвященным Иннокентием, епископом Тамбовским и Шацким. Когда в начале Литургии хрустальный гроб был открыт, взорам молящихся предстало тело усопшего без малейших признаков тления (хотя бальзамирования не было), что, в соответствии с православной традицией, считается явным признаком святости... 

    В. Ф. фон дер Лауниц был погребен за алтарем храма. На его могиле был установлен памятник в виде черного каменного креста на скале – символ Голгофы.

    В 1922 г. безбожные большевики осквернили могилу верного слуги Царева (а также могилу его геройски павшего в 1914 г. под Люблином сына Александра, тело которого было найдено матерью и перевезено с фронта для перезахоронения в родной земле). Во время кощунства многочисленные свидетели видели, что тело покойного сохранилось нетленным. Но это не остановило изуверов, которыми руководил большевик Янин, присланный из красного Петрограда для установления советской власти на непокорной Тамбовщине. Парадный мундир и сапоги Владимира Федоровича снял с трупа и забрал себе главарь местной ЧК, который, по свидетельству сельских жителей, щеголял в этих сапогах чуть ли не до начала Великой Отечественной войны. Ограбленное тело было брошено рядом с оскверненным храмом, а хрустальный гроб позднее служил в местном колхозе корытом для стирки белья, пока не был разбит на куски. Отдельные осколки гроба до сих пор благоговейно сохраняются потомками и почитателями Владимира Федоровича – в частности, его правнуком М. Ю. Лермонтовым.

До настоящего времени уцелел, однако, памятник (скала-Голгофа и стоящий на ней крест) верного слуги Царя и Отечества с надписью, гласящей: «Владимиръ Феодоровичъ фонъ-деръ Лауницъ 10 авг. 1855-21 дек. 1906». Местные советские власти не раз пытались снести памятник, но им это не удалось даже с помощью стального троса, привязанного к бульдозеру. Следы от этого троса сохранились до сих пор...

***

         В.Ф. фон дер Лауниц – это образ настоящего русского патриота. Он действовал, как человек долга, совести, чести и – самое главное – чистой, искренней христианской веры. Он чувствовал Россию через Православие. Православие для него – это основа русской жизни. Без него ни сытость, ни благополучие не обеспечат России благоденствия. И второе: он ценил общественное устройство Российского государства, его традиционность, монархию. Нельзя, говоря об этой области, как и о духовной, утверждать, что что-то устарело. Истина не может устареть.

    Отец Константин Богоявленский, как бы подводя итог жизни Владимира Федоровича, сказал: «Сияние мученического венца Владимира Федоровича фон дер Лауница и других страдальцев за веру, царя и Отечество далеко вглубь дальнейших веков русской истории будет сиять небесными лучами среди непроглядного мрака лжи, обмана, предательства и измены при служении Родине. Современники не могут во всей полноте оценить всего величия их мученических страданий, их подвига, недостаточно еще поймут все конечные плоды их трудов. Но история всё поймет и оценит. История возведет их на пьедестал спасителей Отечества, ценой крови запечатлевших свой патриотизм».

 

 «Единственное средство для борьбы с кровавой вакханалией – это непреклонная стойкость тех, кто служит Родине. Убьют меня – на мое место явится другой, которому я желаю одного: обладать чувством непоколебимого долга», – писал Владимир Федорович. И то, что в истории России были такие люди, – это залог, что в будущем наша страна обязательно встанет. У нас огромный потенциал – исторический и духовный.

 

Составитель: Вера Андросова

Использованные материалы:

Книга Русской Скорби. Памятник русским патриотам, погибшим в борьбе с внутренним врагом / Сост. В. М. Ерчак / Автор предисл. и научн. ред. О. А. Платонов. – М.: Институт русской цивилизации, 2013;

Памяти СПб. Градоначальника Свиты Его Величества Генерал-Майора В. Ф. фон дер Лауница. Собрано крепколюбившим почившего Д. И. Ш(ишмаревым). СПб., Типография СПб. Градоначальства, 1907;

Преосвященный Иннокентий, Епископ Тамбовский и Шацкий. Слово, сказанное 27 декабря 1906 года в церкви села Каргашина, Елатомского уезда, при погребении СПб. Градоначальника ведомостям», 1907 год, 20 января, с.с. 93-95; «Ведомости Санкт-Петербургского градоначальства, № 71, 1906;

Ольденбург С.С. «История царствования Императора Николая II», Белград, 1919. Т. 1, с. 211;

Соколов В. Н. Борец-мученик за Святую Русь Владимир Феодорович фон дер Лауниц. Ставрополь, 2000, с.10;

О мерах, предпринятых градоначальником Санкт-Петербурга В. Ф. фон дер Лауницем по недопущению поднятия цен на продукты питания. – «СПб. ведомости», №85, 1906;

Священник Константин Богоявленский «Борец-мученик за Святую Русь в смутную годину - Владимир Феодорович фон дер Лауниц, СПб. Градоначальник» (Тамбов, 1912);

http://www.proza.ru/2008/05/24/535;

http://www.pravoslavie.ru/65966.html

Добавлено: Михаил

- Комментариев пока нет -

Обсуждение закрыто

Инфорино - интерактивный справочник организаций

Сегодня :

 

Икона дня


Объявления о событиях в храме и приходе

Подарки пациентам Боткинской больницы 


Приглашаем волонтеров в группу милосердия! 

Тел: +7(963)770-82-77 (координатор Галина Васильева)

---------------------------

Русская Классическая Школа

приглашает  детей 4 - 6 лет на подготовительные курсы.

Тел: +7 (985) 906-17-48

(педагог Светлана Юрьевна)


 

Телефоны храма:

Дежурный священник
8 (985) 241-40-52

Телефон церковной лавки
8 (495) 945-37-46

дежурный по храму
(для звонков в ночное время)
8 (495) 946-10-45

Внутреннее убранство нашего храма

 

Внутреннее убранство храма иконы Божией Матери «Отрада и утешение» на Ходынском поле г. Москвы

Ваша жертва на храм

Пожертвование на храм

Перейти на сайт приписного храма

Перейти на сайт приписного храма Святых бессеребреников Космы и Дамиана при Боткинской больнице

Православное радио











Наши друзья
 

 

Православный телеканал «Союз» Православный медиапортал на www.orthodoxy.pro Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Совместный проект Русской Православной Церкви и радио России - Мир. Человек. Слово

 

Вход

Логин:

Пароль:




Сейчас на сайте
Администраторы: 0
Пользователи: 0
Гости: 12
Всего: 12

Наш форум
Подписка на канал новостей в формате RSS

Новости | Расписание Богослужений | Проповеди | Духовное Утешение | Социальное служение |  Воскресная школа |
"Клуб трезвости" | Паломничество | Прошедшие поездки | Выставки | О иконе | О храме | Духовенство храма | Молодёжное движение |
Записки о поминовении | Церковный календарь | Первые шаги в храме | Жертва на храм |
Катехизация | Фотогалерея | Наш храм изнутри | Обратная связь | Контакты | О сайте | Карта сайта |



® 1909 - 1924 ... 1991 -   Официальный сайт храма иконы Божией Матери «Отрада и Утешение» на Ходынском поле города Москвы

Создание, поддержание и модификация сайта © GAMA 2012 - по сей день